Создать свою страну?

Мечтать – это чудесное умение человеку дала сама природа. Мы представляем себе картины некой другой реальности, наслаждаемся ими или даже начинаем воплощать их в реальность – тогда мечты становятся планами и жизненными целями.

Учёные говорят, что луче всего воображение человека работает в детстве. Наверное, это правда. Во всяком случае, именно в детские годы мы с другом и задумали проект создания собственной «идеальной страны» на территории детского сада. Она была совсем не похожа на Баркалию. В несуществующей империи планировалось установить монархию, ввести обязательную воинскую повинность, проложить железную дорогу и рыть окопы. Из всего задуманного реализовать удалось только последний пункт.

Империя так и не состоялась, зато остался интерес, который подогрелся уже в сознательном возрасте информацией о зарубежных микронациях. Создать свою страну – ведь это очень весело! Создавать марки и деньги, набирать граждан, разрабатывать политическую систему и проводить выборы. После массовых оппозиционных выступлений 2011-2012 годов, в концепции будущей страны появились и нотки протестности. Показать, что «человек человеку друг», и мы можем жить без диктата и абсурдных законов. Интересным эпизодом «добаркальской эпохи» является организация летом 2013 Бельгийского клуба. Отдыхая с Антоном на даче в Сосново, мы решили сбросить с себя оковы проклятого капитализма, чтобы создать свой собственный капитализм с деньгами и центральным банком. Просуществовала новая финансовая система не более полутора недель, но зато стала финальным аккордом подготовки к зарождению Баркалии.

Торжественный момент состоялся 4 сентября 2013 года, примерно в 16.30 по Москве Баркалия появилась на свет, обзаведясь названием, флагом и группой в социальной сети. На разработку замени много времени не потребовалось: жёлтый цвет обозначал свободу и плодородную землю, зелёный – гармонию с природой, синий – чистоту и бесконечность космоса, а красная звезда – вечную борьбу за равенство и справедливость! Первыми гражданами новой страны стали мы с другом, а также моя младшая сестра.

Первые месяцы существования Баркалии мы не сильно задумывались о системе власти. Да и зачем такая система, если у нас всего 3 гражданина? Зато мною активно разрабатывались всяческие начинания. Мы создали своё собственное СМИ, дав ему очень логичное название «Баркалия ТВ». Сформировали армию, в которой никто не служил, а ещё стали пропагандировать науку. На самом деле, в 2013 Баркалия мало чего собою представляла. Единственным важным внутренним событием того времени стал выбор государственной идеологии. 4 декабря (ох уж эта магическая цифра 4) в Баркалии была провозглашена джамахирия, и под неё начала писаться Конституция.

Ливией и её покойным ныне лидером полковником Муаммаром Каддафи я заинтересовался во время гражданской войны 2011 года, когда события активно освещались российскими СМИ. Интересно, что сперва я больше симпатизировал повстанцам, однако вышедшие защищать дворец своего лидера живым щитом ливийцы заставили меня изменить своё мнение. Сразу стоит оговориться – идеализировать Каддафи в Баркалии мы не собирались. Конечно, он был диктатором и за своё долгое правление совершил немало плохого, однако уровень жизни в Ливии, построенная Каддафи система сосуществования племён и масштабы идей меня очень привлекли к фигуре полковника. Для Баркалии Каддафи стал своего рода символом мечты.

Ещё одно важное событие произошло в Баркалии 8 декабря 2013: мы решил создать Организацию Непризнанных Государств (ныне «Организация Независимых Государств» ОНГ), которая должна была объединить все микронацим России и ближнего зарубежья. Самое забавное, что на тот момент мы не знали о существовании других русскоговорящих микронаций, поэтому надеялись с помощью ОНГ наладить связь с такими же изолированными школьниками-мечтателями. На самом деле, момент создания ОНГ очень удачно совпал с зарождающейся «новой волной русскоязычных микронаций», что и позволило Организации на несколько лет стать центром этой деятельности на территории стран СНГ.

Мы не одни

Хоть официальной датой создания Баркалии значится 4 сентября 2013, настоящее формирование Баркалии началось в 2014. Именно в это период закладывались самые значимые основы проекта, формировалась его концепция и стиль. 9 января Баркалия стала федеративным государством, состоящим из т.н. коммун. Зачем создавать регионы в и так маленьком сообществе? – с регионами нам было интереснее, а ещё этого требовала «Зелёная книга» Каддафи. Поначалу мы вообще очень охотно копировали элементы реальных государств. У нас даже имелась своя секретная служба, именуемая КГБ Баркалии. В начале 2014 её переименовали в Службу обеспечения безопасности, чтобы избежать ненужных ассоциаций.

Правда, все эти части зарождающегося сообщества не имели бы никакого смысла без участия посторонней аудитории. Нам очень хотелось, чтобы нас знали, видели и воспринимали. Однако рассказывать о Баркалии в школе или во дворе было сложно, ведь мы сами ещё мало понимали, зачем всё это вообще нужно. В силу этого обстоятельства, решено было продвигать Баркалию среди тех, кто вопрос «зачем это нужно?» вообще не задаёт – среди граждан других подобных микронаций. Первыми нашими друзьями (или, если говорить более пафосно – дипломатическими партнёрами) стали обитатели Корнбуржской Республики. Свой проект, зародившийся в Казани, они ведут с переменным успехом аж с 2006 года. За столь длительную историю их самодельное государство успело не раз сменить форму правления, став в итоге Пятой республикой. В некоторых аспектах Корнбургия стала для нас примером. Впрочем, разницу между духом наших проектов мы тоже чувствовали достаточно чётко. Уже очень скоро я получил корнбуржское гражданство,  а их президент обзавёлся баркальским паспортом.

Остальные наши контакты с аналогичными проектами устанавливались через ОНГ. В то время в организацию вступила такая многолюдная микронация, как Новый Союз. По своей сути они были чуть более похожи на ролевую игру, чем большинство «классических» микронаций. Возможно, в этом и кроется одна из причин их хорошего старта. Как бы то ни было, Новый Союз привлёк очень много интересных людей, ознаменовав своим появлением начало настоящего «микронационного бума». Чего стоит лишь один тот факт, что к концу 2014 количество российских микронаций, освещающих свою деятельность в интернете, исчислялось уже десятками. С одной стороны, эти обстоятельства были для ОНГ весьма благоприятными, однако растущее количество участников организации осложняло проведение саммитов, поэтому в ОНГ стали принимать только микронации, соответствующие определённым требованиям по сроку существования, количеству граждан и умению их руководства вести дипломатические отношения.

Впрочем, Баркалия никогда в своей истории не стремилась замыкаться лишь на микронациях и отгораживаться от остального мира. Все важные события, происходящие вокруг, находили у нас свой отклик. Мы поддерживали независимость Крыма и Донбасса, хотя понимали негативные стороны этих явлений. Следили за ходом конфликта в Сирии. Также в начале 2014 года граждане Баркалии включились в борьбу против застройки Ржевского лесопарка, заявив о своей готовности принимать участие в акциях протеста, а также иных видах борьбы за сохранение этого зелёного массива. Стоит отметить, что в Ржевском лесопарке располагалась одна из наших Зон совместного пользования (территорий у Баркалии не имелось, чтобы избежать ненужных ассоциаций с сепаратистами).

16 марта к существующим трём зонам (Штаб-квартира, Ржевский лесопарк и Сосновск) добавилась и четвёртая. Названная позже Геройской, коммуна расположилась близь станции Двадцатый километр. В 30-х там находился испытательный полигон НИИ №9, занимающийся разработкой радиолокационных систем. Сейчас о прошлом этих мест напоминают только развалины кирпичных башен, одиноко стоящие в лесу.

Весной 2014 в воздухе чувствовались перемены. Волна ура-патриотизма с федеральных каналов и тематических интернет-сообществ ещё не казалась «ватной пропагандой», а ощущение собственной причастности к историческим событиям вселяло оптимизм и веру в великое будущее. Баркалия уверенно вставала на ноги, обзаводясь новыми аспектами. Наверное, тогда мы впервые серьёзно задумались о собственной культуре. Чем мы можем привлечь людей и, что хотим сказать миру своим проектом? – быстрых ответов на такие глобальные вопросы дать, конечно, невозможно. Однако общий «вектор мысли» наметить всё-таки удалось.

19 апреля в Баркалии приняли новую Конституцию, в которой народ страны определялся как верховный орган власти, и также разъяснялась система органов местного самоуправления (комендатур). Интересно, что тогда в Баркалии существовала многопартийная система из четырёх партий: Зелёное знамя (джамахирия), Прогресс (социал-тоталитаризм), Федерация анархистов Баркалии (анархизм) и Капитал (капитализм). Самой жизнеспособной из них оказалось, возглавляемое мною, Зелёное знамя. Впрочем, это не помешало партии Капитал выиграть выборы 18 мая. После чего нам пришлось заняться экономикой.

Несмотря на свои левые, а иногда и ультралевые взгляды, я практически с детства интересовался бизнесом, финансовыми рынками и ценными бумагами. Неудивительно, что эти увлечения нашли своё отражение и в Баркалии: у нас появилась Баркальская народная биржа. Наверное, биржа стала самой нереалистичной частью нашей «страны». На её площадке возможно было купить акции Баркальских компаний, а также ценные бумаги и валюты наших «дипломатических партнёров». В роли денег для торговли выступали Кельвины – прямые «наследники» нарисованных банкнот Бельгийского клуба. Для них мы даже разработали собственный дизайн с портретами известных революционеров и правителей. Все кельвины были обеспечены рублями, а их курс колебался в промежутке между 4-6 рублями за штуку. Удивительно, что просуществовала эта биржа аж до сентября 2015 и даже была популярна среди граждан других микронаций. Сейчас, конечно, биржа выглядит далеко не самым нужным для проекта органом, однако на тот момент всё воспринималось совершенное иначе. В силу среднего возраста участников, микронации всё ещё имели очень много общего с игрой в выдуманные страны.

Помимо биржи, весной мы организовали ещё и собственное Географическое общество, ставшее для Баркалии яркой отличительной особенностью (кто же знал тогда, что через три года я пойду учиться на географический факультет?). Первые его походы состоялись тем же летом на Карельском перешейке, а в последующие годы мы побывали Саблинских пещерах, деревнях Ярославской области, на фортах Кронштадта и много где ещё.

Во многом с наличием географического общества связанна баркальская визуальность. Почти все микронации того времени делали упор на документы и текст, а Баркалия стремительно наполнялась фотографиями. Для нас это служило дополнительной возможностью показать людям, что мы не ограничиваемся существованием в интернете, мы встречаемся, гуляем, плаваем на лодке и строим шалаши в лесу, и, если вы живёте недалеко, то сможете делать это вместе с нами!